Пепелище

14 лет назад я написал этот пост. Я перестал обсуждать все, что касалось России – ваше внутреннее дело. Теперь оно перестало быть таковым.
В том посту, сейчас я бы убрал параграф “Я был и остаюсь русским” – нет, не остаюсь.
С 24 февраля на душе только стыд и ненависть. Стыд, что ты все равно имеешь к этому какое-то отношение, стыд за слабость запада (еще с 2014 года), стыд за несправедливость, которую ты не можешь остановить.

Александр Роднянский:
Я не хочу больше ни с кем спорить. Убеждать, что не все россияне поддерживают войну. Что есть другие. Светлые. Культурные.
Это было возможно до того, что случилось в Буче и других украинских городах и сёлах. До того, как были обнаружены тела сотен замученных, изнасилованных, убитых украинцев.
У многих из расстрелянных выстрелами в затылок людей были связаны руки за спиной. Белыми лентами, которые российская армия требовала от украинцев носить на одежде как знак их этнической принадлежности.
Увидев эти кадры, я потерял дар речи. И право говорить о «русской культуре». Как и все люди, имеющие к ней хоть какое-то отношение.
Про циничных, лживых и подлых политиков, пропагандистов и военных, про тех, кого они воспитали, создали, выпестовали – ликующую гопоту – про них и так все понятно.
А вот теперь – и про культуру. Про ту, которой гордились. К которой себя причисляли.
«Писать стихи после Освенцима – это варварство”, – кажется так сказал Теодор Адорно. После Бучи нельзя больше говорить о российской культуре. Она не уберегла российского человека от варварства, от зверства и оскотинивания. Она виновна. Все к ней причастные виновны.
Предстоит долгий путь перерождения. И покаяния.
Просить прощения поздно. И не у кого. Их убили, изнасиловали и бросили в ямы в Буче, Ирпене, Гостомеле…



Leave a Reply

Your email address will not be published.